Горыныч и его сыновья

2023 год запомнился многочисленными примерами героизма, проявленного нашими земляками  на передовой специальной военной операции. Сегодня газета «Мелекесские вести» запускает новый, большой проект «Герой Z», в котором  мы регулярно будем знакомить своих читателей с историями наших ребят, рассказывать об их подвигах, быте,   размышлениях… 

- История страны должна начинаться с истории семьи, деревни, поселка, города, региона, где человек родился, вырос, где он начал осознавать себя частью своей страны, частью большого народа,— отмечал в своих выступлениях президент России Владимир Путин.-  Вся страна восхищается стойкостью и отвагой людей, участвующих в боевых действиях. На передовой солдаты, офицеры, ополченцы и добровольцы показывают исключительные примеры храбрости и самопожертвования.
  
Сегодня мы познакомим вас с историей мужчин большой семьи Нечаевых из Мулловки. Отец и два сына в числе первых подписали контракты добровольцев и отправились на СВО, позже к отцу в расположение приехали еще два младших сына. 

-  У моего любимого поэта и барда Владимира Высоцкого есть замечательные строки в «Балладе о борьбе»,  - говорит глава семьи Ильдар Нечаев, -  которые как нельзя точно сегодня, в наши дни отражают всю суть, характер и мысли наших бойцов: 

«Если мяса с ножа
Ты не ел ни куска,
Если руки сложа
Наблюдал свысока,
И в борьбу не вступил
С подлецом, с палачом, —
Значит, в жизни ты был
Ни при чём, ни при чём!
Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты солёные слёзы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал что почём, —
Значит, нужные книги ты в детстве читал!»

Как и десяткам тысяч российских мужчин Нечаевым пришлось взять в руки оружие, чтобы отстоять историческую справедливость, вернуть свободу людям, тем, кто стал невольными заложниками бандеровцев и нацистов. 

- Когда объявили мобилизацию, я со старшими сыновьями работал в Москве, - рассказывает 46-летний Ильдар Нечаев. –  Мы не стали осуждать тех, кто выехал из страны. Мы не стали осуждать тех, кто по тем или иным причинам остался дома. У каждого свое – так же как и у нас. Наши деды и прадеды прошли все войны, выпавшие на их долю. Но так случилось, что и в нашей жизни,  как бы ни мечтали наши деды, чтобы не коснулась нас война,  она пришла и в наш дом, поэтому в сентябре 2022 года мы собрались и поехали!

Мы оформлялись добровольцами через  подразделение «Ахмат», встретили нас отлично. Единственная загвоздка была в том, что я приехал с сыновьями. Собирали даже комиссию - могут ли они нас взять всех?  Взяли! Рассудили так - они же добровольцы. Потом была учебка. Затем нас отправили спецбортом. Как только мы прибыли «за ленточку», жизнь разделилась на «до» и «после». Конечно, четкого понимания ситуации тогда ни у кого не было... Была суматоха. Особенно перед первым боем.  Я помню, в голове тогда была одна мысль (смеется – ред.), где раздобыть белый скотч для того, чтобы намотать на руку и ногу. Где взять скотч, никто не знал. Все носились с этой идеей, как куры по курятнику.  Уж извините за такое сравнение, я парень сельский. Как вижу, так и говорю. Словно от этого зависел успех нашего первого штурма! Скотч нашли.  Потом озаботились – а где он должен быть? На правой ноге? На левой руке? Или наоборот? Обмотались до такой степени, что скотч кончился. А вместе с ним ушло и волнение. Все устаканилось. 

Учитывая, что вражеские позиции были чуть ли не в прямой видимости нашей передней линии, и они постреливали из минометов по нам и нашей технике, нас довезли до «ноля» и от него мы еще четыре километра добирались пешком в полной выкладке с тройным боекомплектом и водой. Так и дошли до «кошмара». Это была наша линия обороны, и то место, куда мы прибывали перед началом штурма. Я его разделил на «Кошмар1» и «Кошмар2».  Начались бои, так началась моя дорога, дорога моих сыновей. Дорога к исторической справедливости, дорога за продолжением ратных подвигов наших отцов, дедов, прадедов.

-  Позывной я не выбирал, - продолжает Ильдар. – С легкой руки боевых товарищей сразу стал «Горынычем». – Со мной же два сына было! Поэтому так и обозвали. Я не против. Дамира почему то назвали «Абу-даби», а младший Вадим стал «Моцартом». У Вадика проблемы со слухом, с детства носит слуховой аппарат, но мы не акцентируем на это внимание, он ведет обычный образ жизни. Сначала воевали втроем, а после к нам приехали мои младшие сыновья Султан и Маджид.
 
Сегодня я командир разведывательной группы. Со мной плечо к плечу воют четыре сына. О том, как мы друг друга поддерживаем? Я не разделяю их там, на войне. Они и еще двадцать пять ребят моей группы для меня неделимы. Для них я и политрук, и батюшка если хотите. Часто вечером разговариваем в окопах, слушаем музыку. Я не случайно вам сказал в начале слова Высоцкого. Очень люблю его творчество. И знаете, многие из пацанов,  до 25 лет, сейчас мне признаются: «Горыныч, мы слышали его песни. Но как то не обращали внимания на слова, а сейчас здесь, в зоне СВО, они совершенно звучат иначе. Начинаешь кровью понимать, насколько важно то, что мы сейчас делаем!».

В ноябре 2022 года меня ранило. Мой друг Сергей Мулякаев при выполнении боевой задачи погиб, он был тяжело ранен, но спас мою жизнь и жизни ребят нашей группы. Мы оказались под тяжелым обстрелом вражеской артиллерии. С вражеского дрона уронили на нас гранату, которую принял на себя Сергей. Его доблесть и самоотверженность стали примером настоящего героизма! Спустя год, в ноябре 2023 года, на его малой родине открыли мемориальную доску. В память о нем. 

Я помню, как лежали мы в воронке вместе. Он просил меня выводить ребят, зная что его жизни осталось на час, минуты…  Просил оставить его. Ранения были очень тяжелыми. В моей голове стоял лютый свист, уши кровоточили. Я не понимал что происходит. Увидел как за нами пришли ребята, и стали вытаскивать меня из «Кошмара1».  Звук в моей голове исказился до такой степени, что мне казалось, что я даже слышу, как моргают мои пацаны. Это раздражало. Собравшись с силами спросил: «Ребята, где Муль (Мулякаев)». Он погиб! Очнулся я уже в расположении своем. От запаха мандаринов! Рядом, облокотившись на мой диван, дремал сын. И стояли мои «уставные» розовые тапки. Я их купил перед отправкой из Грозного, других не было. Темные достались моему сыну «Абу-даби». У меня был вариант – либо вообще без тапок, либо розовые!  Так они со мной до сих пор! Прокапали меня потом в госпитале. И вскоре я с ребятами вернулся за Мулем. Кроме меня никто не знал, где он. Днем, пока я был без сознания, ребята два раза за ним ходили, но не нашли. 
Идти вытаскивать «двухсотых» или «трехсотых» - это наш долг! Мы своих ребят не оставляем, в отличие от врага. Не оставили и Сергея, вечная ему память! Вечная память всем ребятам, которые никогда не вернутся домой! А мы еще повоюем! Когда наша страна переживает непростые времена, когда мои многие друзья находятся в зоне СВО, я не могу остаться равнодушным и быть здесь. Как отец, воспитывающий в детях любовь к Отечеству, мы все там, рядом со своими товарищами. Моя семья это понимает и поддерживает меня. Это наш выбор.  

Ирина ХАРИТОНОВА

180 просмотров